Warning: pg_connect() [function.pg-connect]: Unable to connect to PostgreSQL server: could not translate host name "foto.psql" to address: Name or service not known in /home/klen/htdocs/index.php3 on line 10
klax.tula.ru

klax.tula.ru

[ Регистрация ] [ Список пользователей ] [ Правила ] [ Вход для пользователей ] [ Администратор ]

К списку фотоисторий

Три дня в Павловске

Полная версия
Автор: hugo (Игорь Щербаков)
Дата размещения: 04.05.2012
Дата события: 13.04.2012


Три дня в городе Павловск воронежской области проходили традиционные соревнования по спортивному ориентированию. В этом году я немного возобновил участие в соревнованиях и в составе команды политеха отправился в Павловск.

Прогноз погоды обещал прохождение дождливого фронта с юга на север с середины ночи до середины дня. Так и оказалось: всю дорогу мы шли под дождем и только в тридцати километрах от Павловска появилась светлая полоса над горизонтом, а когда приехали в город – уже стало появляться солнце. Последнее время я пользуюсь прогнозом карт перемещения облачности над планируемой местностью путешествия и этот метод пока не подводил.
По пути я сидя в газели фотографировал через лобовое стекло, как и во время всех последующих перемещений, как из интереса, так и для тренировки фотографической оперативности. Дождь не давал особых возможностей для съемки в первый день, да и объекты в непогоду выглядели не дюже привлекательно.


Соревнования первого дня проходили у селения Николаевка в двадцати километрах южнее Павловска в пойме Дона достигшего в те дни пика половодья.
Пойма дона на месте старта выглядела фотографически композиционно практически никак и делать формальные кадры я просто не стал.
А вот после финиша мне удалось немного поснивать переправу по бревну. Это один из нечасто встречающихся приемов при проложении дистанции ориентирования начальниками дистанции. Бревно было переброшено через ручей впадающий в Дон. Дистанция же подразумевала движение как в одну сторону, так и в обратную через бревно. А бревно было одно. Спортсменам приходилось пережидать друг-друга, либо бросаться в воду, а глубина в месте переправы по половодью была около полутора метров.
К тому же канат имитирующий перила подрастянулся и досталял дополнительные трудности вместо помощи. На месте переправы собралось несколько фотографов из разных команд и мы дружно пытались поймать интересные моменты, которых было немало. Полностью удачные кадры я выложил в отдельном альбоме, а здесь покажу самые характерные.


После окончания соревнований я немного поснимал около стартовой поляны, но пейзаж не радовал скупостью форм растительности. Краски заката несколько подняли настроение. Наши последние участники вышли из леса и уже по сумеркам мы вернулись в гостиницу. Гостиница наша была на окраине и мне к сожалению не удалось побродить по ночному Павловску с фотоаппаратом.


Выезд к старту первого дня планировался на 10 часов и я решил с рассветом прогуляться по старым кварталам Павловска. Без карты города я немного дал крюк и вместо двадцати минут потратил 35 пока не попал в старый город. Солнце к тому времени придало освещенности золотой оттенок, а транспорт и пешеходы еще не заполнили улиц. Сюжетных и жанровых сценок мне не досталось и я ограничился съемкой достопримечательностей в рассветных красках. Возвратился в гостиницу я с первым городским автобусом №3 идущим в сторону нового рынка, где мы и базировались.
Павловск


Старт второго дня располагался у небольшого селения Саприно. Ехать пришлось около сорока километров и по хорошей погоде съемка шла удачно.


Карта эффектно называлась Волчий Лес. Не знаю насчет волков, но перепад высот меня впечатлил, особенно вкупе с ошибками по усталости утренней прогулки по городу. Кроме того лес благоухал цветущими подснежниками, бескрайним ковром устилавшими землю.


После финиша мы отправились в Белогорский пещерный монастырь. Само селение Белогорье показалось мне ухоженным и чистым. Жилые дома приятно радовали аккуратностью и скупостью, а брошенные естественность тлена и беспомоечностью и необжитостью бомжами. Видимо в глубинке по обилию брошенных домов бомжам есть из чего выбрать.


В Белогорье мы не сразу нашли церковь. Она оказалась без куполов и колокольни, потому мы несколько раз проехали мимо, пока не заметили крест над входом в одно из зданий. Служители вначале рекомендовали нам оставить куличи и пасхи до освещиния по общему расписанию, но узнав, что мы из Тулы провели освещение тут же и окропили не только нас, но и наши газели. А мы оставив на окраине машины начали пеший трехкилометровый путь к пещерному монастырю.


Это день середины апреля выдался необычно жарким и душным после изобильно лившего накануне дождя и дорога далась нам непросто. Сначала пришлось идти по разбитой вдребезги проселочной дороге скользя по глинисто-меловой почве. Затем по жидкой луговине поймы разлившегося Дона, и в конце по меловой крошке тропы меловой горы внутри которой и был вручную вырезан пещерный монастырь.


В самом начале наверху горы на самом высоком месте воздвигнут крест, от которого до входа в монастырь еще около километра. Мы миновали небольшие возделанные участки почвы с останками стеблей подсолнухов, видимо принадлежащие монастырю. У входа на верхнюю часть территории монастыря шлагбаум и щит с правилами поведения. Пока подходили отставшие мы осмотрели рвы, где во время Великой Отечественной Войны стояли итальянские и немецкие орудия обстреливавшие Павловск. Наша группа из тридцати человек была существенно усилена какими-то священнослужителями, пришедшими чуть позже и большой компанией мы под руководством монаха Амвросия направились к входу в пещерную часть монастыря.


После непростого пути по жаре, да к тому же после трудной дистанции мы возглавляемые отцом Амвросием спустились в пещеры. Входные двери в пещеры закрыты на замки во всех местах откуда только можно в них проникнуть. Это стало понятно в ходе нашего путешествия по меловым ходам. В тех местах где еще не восстановлена изначальная форма ходов всюду видны следы любителей оставлять память о себе. На входе все у кого с собой не было фонариков купили свечи, зажгли их тут же и направились внутрь горы. Давать описание своими словами я не буду, лучше почитать подробные описания людей более сведущих. У меня осталось впечатление скупости и чистоты, холод придавал в разных местах пещер различные настроения, но основой этого оставалась какая-то безысходность.
Белогорский Воскресенский монастырь


Наше настроение несколько изменилось по выходу из пещер. Умиротворенные и просто охлажденные мы попращались с монахами и отправились в обратный путь. Солнце сделало значительный поворот и виду изменились. Фотографируя на ходу мы спустились с меловой горы и набрав воды в освященном источнике добрались до своих газелей.


Когда мы прощались с монахами отец Амвросий дал нам послушание в виде двух ведер крашеных яиц, которые надо было отнести в белогорскую церковь. В церкви были несколько удивлены нашему появлению с таким количеством яиц, но поставили их в общую массу принесенных на освящение продуктов.


Дорогой из Белогорья мы остановись у памятника, на плите которого было написано: «Здесь 7 июля 1942 года был остановлен враг». Впечатляющая простотой и лаконичностью композиция из четырех гранитных необработанных камней в виде тетраэдра.


Товарищи мои по путешествию жили в другой части города и высадив меня при въезде в Павловск отправились к себе в гостиницу, а я потихоньку побрел отмерять свои последние три километра в этот ставший казаться бесконечным день. И вдруг на обочине мелькнула тень. Медленно, без резких движений я остановился и присел. Птица. Она отлетела недалеко и спряталась в тени придорожного столба. Жаворонок. Совсем близко, в трех метрах, вполне доступно для моих 150мм помноженных на кроп, подумал я, автоматически доставая из-за пазухи куртки камеру. Жаворонок отбегал от меня ползущего за ним и держался строго в тени столба, где был в сухой прошлогодней траве совсем незаметен и терялся из виду даже на таком расстоянии, стоило только отвести на мгновение взгляд. Вот такую картину могли наблюдать вечером проезжавшие по М4: вдоль трассы ползет человек с фотоаппаратом в маскировочном костюме. Птицу же за счет ее незаметности они видели навряд ли.


Дорога к старту последнего дня соревнований в урочище Белая Гора была нам попутной домой. Запомнилась она местными торговцами сгущенкой, варенкой, медовухой и прочими сладостями, видимо по причине присутствующего вблизи производства изготавливающего данную продукцию. Вскоре открылось место старта под гдядой меловых гор на фоне разлившейся по половодью реки Битюг.


Виды меловых гор притягивали наши непривычные к таким пейзажам взгляды и мы, кто перед стартом, кто после в зависимости от стартовых минут полазили по этим горам. Тут и там встречались дети с белыми от мела ртами, среди которых прошел слух, что есть мел полезно. В этот последний день я утром устав от путешествий и старта
предыдущего дня позволил себе отдохнуть, а потому на дистанции чувствовал себя наконец-то сносно, а местами даже получил удовольствие от понимания карты и физической формы.


Горы меня впечатлили своеобразием, но снять сколько-нибудь удачных и эффектных кадров мне не удалось и я занялся макросъемкой, найдя несколько нор жуков майки и мелово-глиняными разводами в подсыхающих лужах.


Как только наш последний участник вернулся с финиша мы собрались и поехали в Тулу. Дорога летела стрелой сквозь местные достопримечательности, которые я старался запечатлеть. То промелькнет салон свадебной фотографии в помещении размером с пивную палатку, то раритетный автомобиль на постаменте рекламном придорожного автосалона, то непривычное глазу название гостиницы «Мотель Святой Георгий». Наше радостное движение в сторону дома приостановила многокилометровая пробка перед Воронежем, которую как это часто бывает у наших спешунов, старались обходить по обочине. В нашем случае обходили по обочине в несколько рядов, что закончилось для некоторых из этих нарушителей правил невесело: обочина внезапно обратилась в непроходимое для авто болотце в котором и застряли сразу несколько машин, а напиравшим сзади пришлось сложно маневрировать в черноземе и выбираться на крутой подъем к трассе.


После Воронежа начало постепенно смеркаться и я занялся своим любимым делом на ночных дорогах – светописью фотоаппаратом, что одновременно и веселило моих попутчиков, наблюдавших как я на длинной выдержке установленной в фотокамере, выделываю последней в воздухе фигуры.

К списку фотоисторий